Журнал «Метод», № 2 • 2018 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Госфакторинг на старте

Открытие госконтрактов для факторинга в перспективе приведет к росту оборота факторингового рынка на триллионы рублей

«Метод» № 2 • 2018

Свежий номер «Метода»
Читать Подписка

Открытие госконтрактов для факторинга в перспективе приведет к росту оборота факторингового рынка на триллионы рублей, но это дело неблизкого будущего. Рынок не один год будет вырабатывать соответствующие практики.

По данным Ассоциации факторинговых компаний (АФК), совокупный портфель российского рынка факторинга на 1 января 2018 года составил 460 миллиардов рублей, за год он вырос на 152 миллиарда (+49%). В 2016 году по сравнению с 2015-м рост составлял всего 2%, в 2015 и 2014 годах портфель сокращался. А, по информации рейтингового агентства RAEX, измеряющего оборот рынка (сумму уступленных счетов‑фактур), в 2017 и 2016 годах рост составил по 13%. На 1 января 2018 года оборот рынка достиг 2,35 триллиона рублей благодаря крупным сделкам лидирующих игроков. В результате санации частных банков из топ-10 доля государства в факторинге (имеются в виду факторинговые подразделения / дочерние компании банков с госучастием) выросла за 2017 год почти в два раза, с 34 до 60%. Данные АФК по обороту 2017 года таковы: 1,8 триллиона рублей выплачено 5,4 тысячи клиентов по уступке 10 миллионов счетов-фактур. Количество клиентов остается примерно на одном и том же уровне с 2015 года, а количество дебиторов снижается (на 23% в 2017 году).

На динамику рынка факторинга по итогам 2018 и последующих годов существенно повлияют вступившие в силу с 1 июня изменения в Гражданский кодекс, согласно которым становится возможен факторинг по контрактам, заключенным на торгах государственными компаниями и бюджетными организациями для закупок товаров и услуг.

«Факторинг применительно к государственным закупкам был возможен и ранее, — поясняет Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления аудиторско-консалтинговой группы „Прайм Эдвайс“. — Проблемы возникали из-за противоречивых позиций ведомств, а также определенного формализма, связанного с исполнением госконтрактов согласно Федеральному закону № 44‑ФЗ. Например, Минфин России неоднократно указывал, что передача денежных прав требования фактору технически невозможна из-за особенностей бюджетного регулирования и создает для госзаказчика дополнительные риски, например уплату не тому лицу или невозможность предъявить претензии по качеству (см. письмо от 11 марта 2016 года № 02-02-04/13740). С точки зрения существа вопроса такие опасения явно надуманны, если учесть, что уступается только денежное требование, а за поставщиком сохраняются все иные обязанности, включая гарантию качества. Напротив, ФАС России (в письме от 2 октября 2013 года № АД/38430/13) и Минэкономразвития (в письме от 11 марта 2015 года № 02-02-08/12916) разумно указывали на то, что запрета для факторинга в сфере госзакупок нет. Этот вывод поддерживала и судебная практика (например, см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 марта 2015 года № Ф05-395/2015). Однако прецеденты все равно были единичны, а отсутствие единства мнения у регуляторов в целом создавало повышенные риски и фактические сложности для применения факторинга в госзакупках». На данный момент изменения внесены в Гражданский кодекс, но не в 44‑ФЗ. Однако в рамках госзакупок все действия должны совершаться только в строгом соответствии с профильным законодательством.

Простой пример: согласно пункту 2 статьи 34 Федерального закона № 44‑ФЗ при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Формально это означает, что платить госзаказчик может только по реквизитам, указанным в контракте. «Мало просто изменить положения ГК РФ. Необходимо также обеспечить единство мнений на уровне регулирующих органов и накопить необходимую судебную практику, раскрывающую существо факторинга и то, какие последствия влечет использование данного инструмента», — заключает Татьяна Терещенко. Тем не менее большинство опрошенных «Методом» экспертов полагают, что поправки в ГК РФ дают зеленый свет факторингу в госсекторе, признавая вместе с тем, что система госзакупок процедурно достаточно сложна, а госзаказчики не являются гибкими партнерами в процедурных вопросах.

«В целом госкорпорации не готовы пока переводить платежи на факторов в силу различных внутренних опасений. Поэтому в 2018 году прогнозируем небольшое влияние, рынок госфакторинга будет расти постепенно, как это происходило с ретейлом», — считает Павел Рязанов, директор транзакционного бизнеса Альфа-Банка (банк занимает второе место по факторинговому портфелю, по данным АФК).

Реальная сложность сейчас заключается в отсутствии правил игры — понятного для госзаказчиков механизма взаимодействия с факторами, подписания уведомлений и верификации. Как следствие, проникновение факторинга идет точечно, через соглашения о партнерстве с госкорпорациями, либо прямыми разъяснениями от рынка в адрес компаний. Комментирует Виктор Вернов, председатель правления АФК и генеральный директор «Открытие Факторинг».

Ассоциациия факторинговых компаний предлагает создать общий для рынка документ — можно назвать его инструкцией либо методичкой для заказчиков, — который бы разъяснял основные вопросы, связанные с работой. Безусловно, данный документ должен быть напрямую поддержан и одобрен со стороны государства, и это отдельная задача, которую ставят перед собой участники рынка.

Малый или крупный?

Бизнес, юристы и сами факторинговые компании неоднозначны как в оценках приоритетного сегмента бизнеса, который выступит драйвером госфакторинга, так и в оценках перспектив сотрудничества, вызванных нюансами взаимодействия бизнеса разного масштаба деятельности с госзаказчиками.

Так, порядка 29% респондентов из числа руководителей факторинговых компаний, опрошенных рейтинговым агентством «Эксперт РА» (RAEX) в 2017 году, полагали, что драйвером рынка госфакторинга будут сделки с клиентами в сегменте крупного бизнеса. При этом 56% топ-менеджеров склоняются, что спрос на факторинг вырастет со стороны малого и среднего бизнеса (МСБ), но 39% считают, что данные изменения смогут воздействовать на рынок только при условии повышения участия МСБ в госзакупках.

«В силу структурных особенностей как рынка госзаказов, так и рынка факторинга наибольший прирост факторинговому сегменту могут дать крупные компании, хотя массовый перевод МСБ-подрядчиков одной-двух госкорпораций на факторинг также может сильно отразиться на объемах. Многое зависит от того, насколько активно и продуктивно факторинговое сообщество будет выстраивать взаимоотношения с госзаказчиками», — полагает Владимир Тетерин, директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА».

Антон Мусатов, генеральный директор ВТБ Факторинг (первое место по факторинговому портфелю, по данным АФК), отмечает, что госфакторинг может стать для МСП ключом к недорогому оборотному капиталу. К тому же использование факторинга способствует минимизации риска, связанного с неконтролируемыми сроками оплаты со стороны заказчиков, поскольку риск в этом случае будет переходить к фактору. «По нашим оценкам, приток средств в экономику может достигнуть 300 миллиардов рублей», — считает Антон Мусатов, добавляя, что ВТБ Факторинг уже активно финансирует поставщиков в рамках контрактов по 223‑ФЗ.

Кстати, в Стратегию развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года включены меры по развитию факторинга — например, предполагается организация функционирования единой электронной площадки, в том числе для целей уступки предпринимателями своих задолженностей факторам, указывает Татьяна Терещенко.

Руслан Мухаметшин, руководитель консультационного департамента «Прайм Эдвайс», полагает, что крупный бизнес, скорее всего, не будет пользоваться факторингом по госконтрактам — все же политическая составляющая исходя из долгосрочных перспектив сотрудничества будет одним из первостепенных факторов. «Использование факторинга де-факто будет указывать на проблемы с оборотными средствами. Да и гораздо проще договориться с заказчиком об ускорении платежа, большем размере авансирования работ или просто взять кредит, обеспеченный поступлениями по контракту, это почти наверняка, выйдет несколько дешевле факторинга и не привлечет особого внимания», — добавляет Руслан Мухаметшин.

Кто «крайний»?

В перспективе возможна волна замещения кредитования факторингом, учитывая беззалоговый характер финансирования и достаточно невысокую стоимость факторинга. По данным «Открытие Факторинг», удорожание поставки либо услуги при стандартной отсрочке в диапазоне от 30 до 90 дней составит от одного до 3–4%. И потенциально открытие такой факторабельной ниши может привести к выходу на рынок новых игроков, что еще больше усилит конкуренцию и обострит проблему удержания маржинальности. При этом снижение маржинальности бизнеса по итогам 2017 года уже увеличило аппетит факторов к риску, в результате чего доля гораздо более дорогого факторинга без регресса выросла за 2017 год на десять процентных пунктов, с 36 до 46%.

С одной стороны, в рамках финансирования факторами госконтрактов логично применять факторинг с регрессом в силу безусловной надежности заказчика. С другой стороны, на практике здесь могут возникнуть сложности. «По нашим ощущениям, деньги вовремя не получает каждый третий подрядчик по госконтрактам, среди мелких субподрядчиков этот показатель еще выше. Точной статистики по таким случаям не ведется. Скорее всего, мелкие компании не имеют ресурсов бороться, поэтому и до исков далеко не всегда доходит. Зачастую работа делается за счет кредитов, в надежде, что раз это работа для госзаказчика, то он точно оплатит, — поясняет Юлия Комбарова, генеральный директор „Юридического бюро № 1“. — Между тем стандартная схема, когда заказчик производит 30 процентов оплаты генподрядчику, который в свою очередь делится с подрядчиком. После того как деньги закончились, подрядчик платит за работу из собственных средств, рассчитывая на оплату после окончания работ. Но заказчик начинает придирки по срокам сдачи и качеству заказа, в худшем случае инициирует проверки и уголовные дела на подрядчиков. Причем на рынке знают о таких случаях, но в отсутствие нормальных заказов берут и такие рискованные объекты».

«Сегодня государственные заказчики четко расплачиваются по контрактам: если ты выполнил все работы и закрыл все закрывающие документы, то оплата поступит в назначенный срок. Если прописано в течение месяца — значит, так и придет, если в течение двух — жди в эти сроки, никаких особых проблем здесь нет, — возражает Александр Шестаков, генеральный директор Первой мебельной фабрики. — Конечно, есть структуры, которые платят с большими отсрочками, но об этом все знают и, подписывая такой контракт, рассчитывают на свои силы». Александр Шестаков указывает на обратную сторону госфакторинга для малого бизнеса — велик риск, что доступ на рынок получат непрозрачные фирмы: «Сейчас для того, чтобы доказать свою благонадежность исполнителя, компания должна предоставить кучу всяких подтверждений, в том числе и наличие оборотных средств, недвижимости. А факторинг запустит на рынок компании, не имеющие под собой ничего или почти ничего».

С некоторой долей вероятности можно предположить, что рынок госфакторинга найдет баланс между рядом крупных госзаказчиков и факторинговых компаний при банках с госучастием.

На длинную перспективу

В целом вступление в силу поправок является не столько триггером, сколько некой отправной точкой, за которой последует период адаптации к новым реалиям. Владимир Тетерин оценивает долгосрочный потенциал ниши госзаказа в десятки триллионов рублей. «Развитие госфакторинга — это планомерная работа, в которой задействованы практически все факторы», — согласен Виктор Вернов, председатель правления АФК и генеральный директор «Открытие Факторинг».

061.png

Сейчас участники рынка, по словам Виктора Вернова, видят два сценария. Первый — постепенное и точечное проникновение факторинга в госзаказ (госфакторинга, как его называют). Закрепляется этот прогресс в том числе соглашениями о порядке применения факторинга с крупными заказчиками — на текущий момент подобные соглашения подписаны между АФК и госкорпорацией «Росатом», а также с ПАО «Россети». При реализации такого сценария прирост рынка за счет госфакторинга на горизонте до трех лет составит в пределах 15–20%.

Альтернативный сценарий может реализоваться с использованием единой платформы для обработки дебиторской задолженности и формирования инфраструктуры для финансирования поставщиков, продолжает Виктор Вернов. Подобная практика реализована, например, в Италии, где под эгидой Министерства экономики и финансов действует платформа для регистрации задолженности по госконтрактам и перевода ее в статус цифрового актива (Piattaforma Dei Crediti Commerciali). Подобный подход будет означать гораздо более высокие темпы развития рынка факторинга, вплоть до его удвоения в объемах на трехлетнем горизонте. Это амбициозная и интересная задача, и участники рынка прикладывают усилия для того, чтобы создать подобный инструмент либо предложить его государству в качестве рабочей модели.

Топ­-20 факторинговых компаний на 1 января 2018 г.

Компания

Факторинговый портфель, млн руб.

Выплаченное финансирование, млн руб.

Профинансированные клиенты, ед.

1

ВТБ Факторинг

135 351

410 798

424

2

Альфа-Банк

51 226

219 484

438

3

Группа Промсвязьбанка

44 035

227 637

1265

4

ГПБ-факторинг

43 333

169 990

110

5

Сбербанк Факторинг

40 334

149 367

365

6

ГК НФК

19 235

115 718

549

7

Райффайзенбанк

15 820

28 114

26

8

МКБ

11 657

39 238

53

9

Росбанк Факторинг

10 659

73 160

168

10

Капитал Факторинг

10 388

43 155

78

11

Сетелем Банк

9162

74 289

1

12

Металлинвестбанк

8370

86 355

850

13

Банк «ФК Открытие»

7874

48 972

147

14

Банк «Союз»

6393

31 497

25

15

Р.Е. Факторинг

3230

15 752

63

16

ОТП Банк

3161

11 662

24

17

ТКБ Банк

3050

14 218

56

18

Ситибанк

2979

1817

97

19

Банк «Зенит»

2185

15 621

21

20

ФГ ПРАЙМ

1622

10 674

172


Уступка долга

Факторинг — форма кредита, при которой права на задолженность дебитора передаются третьей стороне (фактору). Поставщик получает оплату от фактора быстрее, чем оговорено в контракте на поставку с покупателем. Факторинг с регрессом — вид факторинга, при котором в случае неоплаты долга покупателем продукции / заказчиком услуг с кредитора-поставщика списывается сумма задолженности. В случае факторинга без регресса все риски берет на себя фактор.

Понравился материал? Поделитесь с коллегами

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.