Журнал «Метод», № 1 • 2018 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Наступает время для партнерства

Предложения по ГЧП все чаще предлагают частные инвесторы

«Метод» № 3 • 2019

Свежий номер «Метода»
Читать Подписка

Государственно-частное партнерство становится самым популярным способом привлечь инвестиции. В этом году количество новых соглашений может вырасти на 50%, в том числе за счет отложенных проектов. Предложения заключать соглашения будут чаще выдвигать частные инвесторы.

Вэтом году минимальные потребности в инвестициях в инфраструктуру, по оценке группы InfraOne, составят 2,3 триллиона рублей, но для заметного экономического роста надо потратить 5,6 триллиона. В 2017 году вложения в инфраструктуру составили около 4,3 триллиона рублей, из которых федеральный и региональные бюджеты потратили порядка 1,66 триллиона, что соответствует уровню 1,9% ВВП. По данным Global Infrastructure Outlook, по доле расходов на инфраструктуру в 2017 году Россия значительно отстает от Китая, Индии и Бразилии, которые вкладывают 6,5, 4,8 и 2,9% ВВП соответственно.

Одним из наиболее реалистичных способов привлечения инвестиций на ближайшие годы аналитики считают инструменты государственно-частного партнерства — они позволяют снизить нагрузку на региональный и федеральный бюджеты, а иногда и вовсе не предполагают денежных вложений публичной стороны.

С 2012 года затраты региональных бюджетов на инфраструктуру постепенно снижались. В 2017 году, по оценке InfraOne, основанной на ежемесячных данных Федерального казначейства, они сократились на 13% — до 1,1 триллиона рублей, а их доля относительно ВВП упала с 1,5% по итогам 2016 года до 1,24% в 2017-м.

Планы разморожены

По данным ассоциации «Центр развития ГЧП», на начало 2017 года в Российской Федерации стадию принятия решения о реализации прошли 2446 инфраструктурных проектов, которые предусматривают привлечение частных инвестиций на принципах ГЧП (из них 17 проектов федерального, 238 — регионального уровня, остальные муниципальные). Стадию коммерческого закрытия прошли 2183 проекта, совокупные инвестиционные обязательства по которым составляют 2,04 триллиона рублей, из них обязательства частных партнеров — 1,336 триллиона (65,4%).

054.png

Новых проектов в 2017 году появилось мало. Часть инициатив, которые продвинулись дальше предварительных обсуждений, остались, по терминологии консультантов, «на столе», их количество за год выросло с 162–200 до 190–235. (Рассматриваются классические концессии по Закону о концессионных соглашениях от 21 июля 2005 года № 115‑ФЗ, а также проекты, которые не попадают в отраслевой список 115‑ФЗ, и поэтому сейчас рассматривается их реализация на основе Закона о государственно-частном и муниципально-частном партнерстве от 13 июля 2015 года № 224‑ФЗ.) Власти регионов, федеральные ведомства и частные инвесторы в ожидании выборов не спешили с запуском проектов из-за политической неопределенности, полагают авторы исследования. По их прогнозу, в ближайшие два года стартует от 47 до 78 инициатив. В 2018 году количество соглашений может вырасти на 40–50%, рынок начнет восстанавливаться в мае — июне. После выборов, скорее всего, будут разморожены проекты с повышенными политическими рисками, после расстановки приоритетов на ближайший политический цикл наступит благоприятный момент для появления новых инструментов, более радикальных изменений нормативной базы и даже реализации предвыборных обещаний, прогнозируют аналитики InfraOne.

«Для роста есть экономические причины, — полагает партнер EY Дмитрий Бабинер. — У большинства регионов не хватает свободных средств на долгосрочные проекты. Раньше регионы могли получать межбюджетные трансферты, а теперь федеральные средства предоставляются при условии заключения договора ГЧП, включая концессии. Поддержка нужна даже топ-10 регионам, которые не являются дотационными, вряд ли они смогут реализовать инфраструктурные проекты полностью самостоятельно, без привлечения федеральных денег».

Чьи деньги

До введения санкций на инфраструктурном рынке хоть в небольшой степени, но присутствовали европейские и американские финансовые организации и инвесторы, теперь они остались в реализованных сделках, но в новых проектах не участвуют уже давно, говорит вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов. Участие в проектах рассматривают китайские и арабские инвесторы.

Впрочем, и без иностранного капитала рынок растет на 50% в год, в том числе и потому, что государство, которое является главным инициатором инфраструктурных проектов, все больше денег направляет не в госзаказ, а в ГЧП, добавляет он.

По оценке InfraOne, для российской инфраструктуры доступно порядка 2 триллионов рублей, крупнейшим инвестором остается госсектор, в том числе банки с госучастием. Реальные вложения могут составить от 520 миллиардов до 560 миллиардов рублей.

«Государство в условиях рыночной экономики не должно и не может само заниматься инфраструктурным строительством. Ни у какого государства не хватит денег на все, что необходимо. Их было недостаточно в тучные года, а теперь, в кризисные, тем более. Кроме того, государство не умеет инвестировать эффективно, лучше всего контролируют затраты рыночные институты», — высказывает свое мнение в статье для портала «Форбс» генеральный директор ГК ВИС Игорь Снегуров.

Группа ВИС и Газпромбанк — бенефициары ООО «Региональная концессионная компания», которая в конце 2016 года подписала с Правительством Хабаровского края соглашение о проекте «Обход Хабаровска». Строительство магистрали протяженностью 26,8 километра займет 3,5 года. «Концессия рассчитана на 11,5 года платной эксплуатации, а далее краевой бюджет сможет зарабатывать на бизнесе, который будет развиваться на прилегающей территории. Задача стоит так: сделать край самодостаточным, реализовав все инвестпроекты, которые мы уже привлекли и которые еще привлечем», — говорил на открытии строительства в конце 2017 года губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт.

053.png

По данным краевой администрации, полная стоимость объекта составляет 42,8 миллиарда рублей, в том числе средства регионального бюджета — 11 миллиардов, средства внебюджетных источников — 13,3 миллиарда. Общий объем федеральной поддержки в период до 2020 года составит 18,8 миллиарда рублей, в том числе 4 миллиарда из фонда «Платон».

Если спрос позволяет окупить только 20% от стоимости дороги, то 80% инвестиций должны быть бесплатными для проекта — за счет регионального и федерального бюджетов или за счет фонда развития инфраструктуры, который Минэкономразвития пытается создать и наполнить пенсионными деньгами, объясняет Алексей Чичканов.

По его словам, частный инвестор рассматривает объект в комплексе, поэтому на ранней стадии закладывает современные технологии, а деньги тратит так, чтобы минимизировать расходы на всех стадиях жизненного цикла. По опыту Скандинавских стран, на жизненном цикле проекта экономия может достигать 15–20% расходов, добавляет Чичканов.

Предоставляя бюджетное финансирование, государство может увеличивать привлекательность тех направлений, которые без его участия не представляют интереса для бизнеса, считает Игорь Снегуров. Росту рынка, по его словам, способствовал экономический кризис.

Приоритетными отраслями Дмитрий Бабинер называет дорожное строительство, которое развивает агломерационные связи, медицинскую инфраструктуру, ЖКХ.

В сфере ГЧП практически нет проектов, завязанных на спрос со стороны потребителей, в любом случае предусмотрены гарантии со стороны государства, отмечает Бабинер. Единственный риск для концессионера, по его словам, неправильно посчитать затраты. «При условии правильно составленного бизнес-плана это долгосрочные предсказуемые проекты. Больше 90% проектов ГЧП реализуются на муниципальном уровне, часто даже без привлечения кредитных средств. Для реализации крупных проектов в капитал концессионеров входят банки, которые выступают одновременно инвестором и кредитором», — добавляет эксперт.

Частная инициатива

В топ-5 рейтинга Центра развития ГЧП за 2016–2017 годы — Москва, Московская, Самарская и Новосибирская области и Санкт-Петербург. Достаточный платежеспособный спрос, который может обеспечить рентабельность проекта без привлечения бюджетных средств, есть только в Москве и Санкт-Петербурге, говорит Алексей Чичканов.

Он приводит в пример Ульяновск, власти которого делают маленькие концессии, по 100–300 миллионов рублей, в здравоохранении, социалке. Больше половины регионов имеют один-два проекта.

Стоимость подготовки крупного дорожного проекта, по оценке Чичканова, может доходить до 100–150 миллионов рублей (без проектно-сметной документации), небольшой проект можно подготовить за 10–15 миллионов, причем половину заплатить после конкурса — все больше консультантов готовы работать на условиях success fee (основные расходы оплачивает победитель).

В ближайшие годы эксперты ожидают широкого распространения механизма частной концессионной инициативы (ЧКИ), когда с предложением заключить соглашение выступает частный инвестор.

На 27 января 2018 года на портале torgi.gov.ru было зарегистрировано 323 предложения инвесторов, причем по 249 из них заявители не прошли конкурсный отбор, а по 69 инициативам не поступило заявок на участие. Как и в случае с тендерами, 92% от общего числа ЧКИ относятся к сфере ЖКХ, 5% — здравоохранение, 2% — автодорожная инфраструктура. Подавляющее большинство ЧКИ (290 заявок) — проекты муниципального уровня, остальные относятся к региональным. По прогнозу InfraOne, в квалифицированном сегменте рынка ЧКИ стала одним из основных способов добиться реализации проекта. Именно через этот механизм, вероятно, запустится подавляющее большинство крупных транспортных концессий в 2018 году.

По прежней процедуре конкурс готовила администрация. Теперь чиновникам достаточно опубликовать стратегию развития региона или муниципалитета, в которой инвесторы смогут найти перспективные проекты и подготовить по ним документацию — бизнес-план, финансовую модель, предложить свой вариант концессионного соглашения. У администрации есть месяц, чтобы оценить проект. Она может согласиться на предложенные условия, предложить корректировки или отказать с обоснованием причин. Согласованный проект публикуется на официальном сайте. Если в течение двух месяцев поступает заявка от другого инвестора, который готов реализовать его на тех же условиях, администрация объявляет конкурс. Если претендентов не появилось, процедура заканчивается заключением соглашения и подписанием документов в той редакции, которая была опубликована.

На практике все немного сложнее. «Основная проблема для чиновников — как угадать параметры проекта без подготовки проектно-сметной документации, — рассказывает Алексей Чичканов. — Мы советуем им не бояться и проводить открытый конкурс, привлекать на него инвесторов. Рынок лучше и быстрее оценит, сколько будет стоить строительство и эксплуатация объекта. Настоящая конкуренция позволит выйти на реальные цифры. Вы точно получите снижение, если не попали в справедливую стоимость, а если занизили ее — на конкурс никто не придет. Не секрет, что администрация может создать благоприятные условия для одного инвестора. Хотя появляются и примеры, когда побеждает не тот инвестор, который выступил с инициативой». Обязательным условием он называет открытость в подготовке проекта: лучше, чтобы время экспозиции превышало обязательные 60 дней.

В феврале губернатор Брянской области Александр Богомаз объявил, что проект создания туристическо-рекреационного кластера «Хрустальный город» в городе Дятьково пришлось заморозить. Областные и районные власти не смогли найти инвестора для софинансирования. Бизнесмен, который изначально планировал вложить 13 миллионов рублей в создание кластера, отказался, когда узнал, что проект будет выставлен на конкурс. По условиям инвестсоглашения федеральный центр выделял на создание кластера больше 200 миллионов рублей, областной бюджет — 66 миллионов, цитирует губернатора местная пресса. А заплатить деньги из областного бюджета за проект — это значит нарушить соглашение, и за это, по словам губернатора, кто-то должен был сесть в тюрьму.

Риски

По данным RE Legal, основная часть судебных исков, связанных с ГЧП, касалась споров в отношении различных объектов коммунальной инфраструктуры. Около 42% решений по спорам между концессионером и концедентом принято в пользу концессионера, почти треть споров с антимонопольными органами закончилась отменой их решений.

Федеральная антимонопольная служба в начале 2017 года потребовала аннулировать конкурс госкомитета Башкирии по транспорту на строительство автомобильной дороги Стерлитамак — Магнитогорск, поскольку сочла нарушением закона полное возмещение расходов концессионера из бюджета. В сентябре апелляционный суд отменил это решение. Многие юристы сочли «башкирское дело» ограничением самостоятельности регионов в привлечении ресурсов для развития. Теперь все поправки по инфраструктурной ипотеке организаторы подобных конкурсов должны согласовывать с ФАС.

Игорь Снегуров называет основным поводом для конфликтов стоимость проекта — общественная дискуссия о цене возникает в каждом втором регионе.

Риски могут быть связаны и с кадровыми изменениями на региональном и муниципальном уровнях. Иногда новые губернаторы и мэры заявляют о намерении пересмотреть договоренности предшественников и даже расторгнуть какое-либо соглашение, особенно если проект вызвал общественный резонанс.

«Чаще всего такие заявления делаются, чтобы успокоить общественность. Уже заключенные концессии и ГЧП, как правило, защищены от произвола обеих сторон, в том числе „режимом особых обстоятельств“ — в итоге администрациям приходится следовать их букве либо обеспечить партнеру минимальную доходность. Реальный риск при смене власти чаще всего возникает для соглашений, которые находятся на стадии переговоров», — добавляет Алексей Чичканов (до 2011 года он возглавлял Комитет по инвестициям Администрации Петербурга).

В 2012 году администрация губернатора Георгия Полтавченко отказалась от проекта Орловского тоннеля. Соглашение о строительстве тоннеля под Невой в 2010 году заключила прежняя администрация города. Цена проекта за два года выросла с 48 миллиардов рублей до 70 миллиардов, финансировать его должны были городской бюджет, федеральный инвестфонд и концессионер — ООО «Невская концессионная компания». Строительство так и не началось. Концессионер почти три года добивался от городского бюджета компенсации затрат, которые оценивал в 1,5 миллиарда рублей.

Серьезным ограничением может стать изменение законодательства. С 1 января 2018 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, которые запрещают возмещение НДС по затратам, профинансированным из госбюджета. «Поправки кардинальным образом ухудшают экономику уже действующих проектов, потребуется увеличение финансирования, на которое никто не рассчитывал, — объясняет Дмитрий Бабинер. — Придется менять и условия проектов, которые находятся в стадии планирования, самый очевидный вариант — увеличение межбюджетных трансфертов на 18 процентов».

052.png

Понравился материал? Поделитесь с коллегами

Обучение

Бухгалтерский (бюджетный) учет. Формирование отчетности.

Налоговое планирование. Изменение законодательства.

Вопросы трудовых отношений. Производительность труда. Оплата и нормирование труда.

Развитие внутреннего финансового контроля и аудита.

Семинары всегда проходят на высоком уровне, носят прикладной характер, информативны.
Директор Департамента экономики и финансов Министерства культуры РФ Т. В. Серова

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.