Журнал «Метод», № 1 • 2018 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Несырьевой рост разделил регионы

Чему может научить рейтинг инновационных регионов России

«Метод» № 2 • 2018

Свежий номер «Метода»
Читать Подписка

Рейтинг инновационных регионов, который публикуется с 2012 года, не только определяет лидеров, но и показывает, какие меры позволяют субъектам эффективно развивать высокотехнологичные отрасли. Об этом, а также об уровне федеральной поддержки инноваций рассказывают руководитель проекта «Рейтинг инновационных регионов России» Роза Семёнова и руководитель проекта «Высокотехнологичный бизнес в регионах России», старший научный сотрудник лаборатории исследования проблем предпринимательства РАНХиГС Степан Земцов.

— Что объединяет регионы, которым удается достичь лучших показателей инновационного развития?

Роза Семёнова: Мы заметили, что лучшие позиции в рейтинге занимают те субъекты РФ, которые имеют специфический взгляд на формирование политики инновационного развития, реализуют собственные проекты, а не только участвуют в федеральных инициативах. По итогам недавнего обсуждения на Российском венчурном форуме в Казани можно сделать вывод, что у каждого региона должен быть свой перечень услуг, предоставляемых инновационному бизнесу, в зависимости от специализации субъекта — именно это является ключом к успеху.

К сожалению, пока далеко не во всех регионах есть полная экосистема поддержки инновационной деятельности, создана достаточная институциональная база. Что касается конкретных мер, то, помимо мониторинга, наша ассоциация ежегодно готовит открытый справочник лучших региональных практик, с которым могут ознакомиться все желающие.

— Можно выделить какие-то регионы?

Роза Семёнова: На протяжении многих лет системный подход к инновационному развитию демонстрируют два субъекта Российской Федерации — Томская область и Республика Татарстан. Они устойчиво занимают самые высокие позиции в рейтинге — рядом с ними стоят только столичные регионы.

— О ком можно сказать как о лидерах роста? Какие территории начали с низкой базы, но продемонстрировали хорошие результаты?

Роза Семёнова: Если изучить изменения в рейтинге за последние пять лет, то регионов, показавших устойчивый рост в итоговой шкале, окажется не так уж и много. Отчасти это связано с методологией, основанной на относительных показателях. Тем не менее мы можем увидеть лидеров, которые опережают других по темпам развития.

Откуда идет поддержка

Источники поступления средств на поддержку инновационных проектов можно условно разделить на две группы.

Первая — поддержка региональных инновационных проектов ключевыми федеральными институтами развития: АО «Роснано», АО «РВК», Фондом содействия инновациям (ФСИ), Фондом «Сколково», Фондом развития промышленности (ФРП).

Вторая — субсидии регионам из федерального бюджета. Средства поступают в рамках программ развития пилотных инновационных территориальных кластеров (по линии Минэкономразвития), создания технопарков в сфере высоких технологий (Минкомсвязи), государственной поддержки малого и среднего бизнеса в части финансирования мероприятий создания инновационной инфраструктуры (Минэкономразвития).

Также к этой категории можно отнести средства, поступающие в рамках проектирования и строительства объектов внешней инженерной инфраструктуры инновационного центра «Сколково» и создания кванториумов в рамках ФЦП «Развитие образования» (Минобрнауки). Деньги поступают и в рамках программ возмещения затрат на создание инфраструктуры индустриальных парков и технопарков, а также на уплату процентов по кредитам, полученным управляющими компаниями индустриальных парков и технопарков (Минпромторг).

Тюменская область в рейтинге инновационных регионов за 2013 год находилась на 46-м месте и входила в группу средних инноваторов, а в 2017 году заняла 14-е место, вплотную приблизившись к группе сильнейших. Только за прошлый год Тюменская область переместилась на 12 позиций вверх


Первый такой пример — Тюменская область, которая в рейтинге инновационных регионов за 2013 год находилась на 46-м месте и входила в группу средних инноваторов, а в 2017 году заняла 14-е место, вплотную приблизившись к группе сильнейших. Только за прошлый год Тюменская область переместилась на 12 позиций вверх.

Динамика индикаторов Тюменской области показывает серьезные изменения в инновационной системе субъекта. Власти региона успешно стимулируют научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы на предприятиях, а также получение патентов, в том числе зарубежных, на лучшие результаты. За последний год, по данным Роспатента, количество поданных международных патентных заявок по договору о патентной кооперации в Тюменской области выросло c 11 до 18.

Также растут показатели региона по блоку «инновационная деятельность организаций», данные по которому основаны на федеральном статистическом наблюдении по форме № 4-инновация. Здесь нельзя исключать и чисто технические причины: возможно, на региональных предприятиях стали лучше заполнять данную форму для Росстата, что отразилось в статистике.

В некоторых случаях динамика в рейтинге связана с изменением методики. Так, на 32 позиции вверх поднялась Астраханская область, что связано с введением и уточнением индикаторов оценки проводимой в регионе инновационной политики. До 2016 года данный блок в рейтинге отсутствовал.

Новосибирская и Ульяновская области смогли попасть в группу «сильных инноваторов», проводя последовательную комплексную инновационную политику. В Ульяновской области, которая в рейтинге за 2017 год переместилась на 8-е место (совершив рывок на восемь строчек вверх), существует специально разработанная дорожная карта по улучшению позиций в рейтингах инновационного развития. Еще одна причина успеха этого субъекта — целенаправленная поддержка создания инновационной инфраструктуры и развития высокотехнологичных производств.

Липецкая область (+15 позиций), Алтайский край (+14 позиций) и Красноярский край (+7 позиций) смогли достичь таких результатов за счет того, что региональные представители инновационной системы эффективно применяют действующие инструменты господдержки инноваций.

В каждом конкретном случае причины перемещения регионов в рейтинге можно выяснить только с помощью подробного анализа изменений инновационных систем в результате применения аналитического инструментария рейтинга. Наша ассоциация выполняет это по запросам представителей региональных органов власти, инфраструктуры и бизнеса.

— Какие тенденции, в свою очередь, выявил доклад о развитии высокотехнологичного бизнеса в российских регионах?

Степан Земцов: Глобальная задача этого документа состоит в выявлении регионов — потенциальных центров несырьевого роста экономики. Доклад показывает, насколько сильно субъекты Федерации различаются по условиям развития высокотехнологичного бизнеса, каким разным объемом капитала, труда и научного потенциала они располагают и как различается вклад высокотехнологичного бизнеса в экономику с позиции выпуска продукции, экспорта, налоговых сборов, создания новых предприятий.

По итогам классификации треть регионов оказались в группе с пониженным уровнем концентрации как условий, так и результатов развития хай-тека. К точкам несырьевого роста относятся столичные агломерации (Москва, Санкт-Петербург, Московская область). Они являются безусловными лидерами по базовым критериям.

Также к точкам роста мы отнесли Республику Татарстан, Нижегородскую, Самарскую и Свердловскую области, Красноярский и Пермский края, Республику Башкортостан и ряд других субъектов России. Следует обратить внимание на Тюменскую область и Краснодарский край, которые в последние годы поднялись по анализируемым показателям концентрации условий и результатов развития высокотехнологичного бизнеса.

Также интересен пример Новосибирской области, отличающейся высокой концентрацией ресурсов для развития хай-тека, но сравнительно невысокими результатами его развития. Томская область же, напротив, характеризуется более высокими результатами, несмотря на пониженный уровень концентрации ресурсов. Оба региона имеют потенциал для перехода в более высокую категорию.

— Насколько значительна финансовая поддержка инновационной региональной политики со стороны федерального центра?

Степан Земцов: В рамках работы над одним из компонентов рейтинга мы оценили объем федеральных поступлений в инновационную сферу экономики регионов в период с 2010 по 2016 год. В целом за рассматриваемый период объем федеральных вложений в развитие инновационной деятельности в субъектах РФ составил около 222 миллиардов рублей.

Упомянутые цифры отражают государственные инвестиции в стартапы, а также инвестиции в инфраструктуру и технологические проекты в уже работающих компаниях. Объем можно сравнить с внутренними затратами на выполнение исследований и разработок, финансируемых за счет бюджетных средств. Так, в среднем за период 2010–2016 годов вложения в инновации составляют всего шесть процентов от бюджетных расходов на НИОКР.

Прямая государственная поддержка региональных инновационных и высокотехнологичных проектов находится на низком уровне. Такой объем инвестиций не может существенно влиять на развитие несырьевого сектора экономики.

— Насколько равномерно поступают эти средства?

Степан Земцов: Более 50% поддержки приходится на десять регионов-лидеров, среди которых Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, Новосибирская, Иркутская, Московская, Челябинская, Калужская, Свердловская области и Пермский край. Объем поддержки сильно варьируется по годам. На проекты АО «Роснано» и ФСИ приходится около двух третей всего финансирования.

Нужно учитывать, что эта оценка не включает собственные бюджетные средства регионов, выделенные в рамках конкурсного финансирования (например, по программе инновационных проектов «Идея-1000» в Республике Татарстан) или на безвозмездной основе (гранты губернаторов на поддержку инновационной деятельности машиностроительных предприятий в Алтайском крае).

К сожалению, запросы в региональные администрации не смогли обеспечить нас качественными данными для сравнительного обследования. В перспективе мы можем проанализировать действующие меры поддержки с помощью экспертного подхода, выделить наиболее значимые региональные проекты и запросить данные об ассигнованиях по ним. Для этого также необходимы данные об объемах инвестиций, предоставленных региональными венчурными фондами.

— Что можно сказать о динамике финансовой поддержки?

Степан Земцов: Финансирование по основным государственным программам поддержки инноваций устойчиво сокращается. Это происходит даже несмотря на появление новых инструментов поддержки.

Объем инновационной господдержки в 2016 году составил бы не более 40% от уровня 2010 года, если бы с 2015 года не появилась компенсирующая поддержка региональных инвестиционных проектов инновационной направленности в форме займов ФРП. Несмотря на компенсацию, в реальных ценах общий объем средств в 2016 году оказался ниже, чем в 2015 году, и составил 70% от пикового уровня 2011 года.

Из-за сокращения объемов бюджетного финансирования данной сферы на первый план выходят вопросы комплексного функционирования инновационной экосистемы в регионах, комфортности услуг для инновационного бизнеса и информационного обеспечения доступа к ним.

Более важными становятся выявление и своевременная поддержка компаний хайтек-сектора, имеющих потенциал для быстрого роста и выхода на зарубежные рынки. Именно оценка масштабов и качества этих непрямых мер господдержки будет отражать уровень проводимой в регионах инновационной политики.

— С одной стороны, инновационная политика привлекает средства в регионы. С другой — льготы стоят недополученных налогов. Есть ли сейчас возможность оценить соотношение расходов на инновационную политику и полученных для экономики результатов?

Роза Семёнова: Действительно, по мнению многих экспертов, для оценки региональной инновационной политики крайне важным является подсчет недопоступления средств в бюджет, связанный с введением налоговых льгот. Например, это пониженная ставка налога на прибыль для отдельных категорий налогоплательщиков или льготы по налогам на транспорт и имущество организаций (такие меры поддержки действуют для управляющих компаний и резидентов технопарков).

Оцифровка этих данных связана с трудностями. Если пакеты льгот в ОЭЗ и ТОР практически одинаковы, то послабления за их пределами сильно зависят от региональных властей. Льготы могут быть одним из условий при выборе быстроразвивающимися технологичными компаниями площадки для размещения новых производств. Малым инновационным предприятиям более важны масштабы ресурсов, выделяемых под поручительства региональных гарантийных фондов, и предоставление льготного заемного финансирования.

Трудности возникают с подсчетом средств, которые направляются на поддержку непосредственно технологических проектов. Тем не менее без этих данных сложно оценить вклад инновационной политики в экономику. Поэтому мы планируем провести экспертную оценку качества и масштаба действующих в регионах программ гарантий и налоговых льгот для инновационных компаний и проектов (возможно, оценку количества пользователей таких льгот). Ключевой вопрос здесь — компетенции экспертов и единообразие подхода ко всем регионам.


Понравился материал? Поделитесь с коллегами

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.