Журнал «Метод», № 1 • 2018 г. Читать весь номер онлайнResponsive image

Нет простора для инноваций

Наряду с финансами на развитие инновационного бизнеса влияет человеческий капитал

«Метод» № 2 • 2018

Свежий номер «Метода»
Читать Подписка

Регионы по-разному поддерживают инновационный бизнес. Наряду с финансовыми ресурсами на успех влияют наличие квалифицированных кадров, кооперация.

Образовательные организации чаще помогают бизнесу кадрами, а не научными разработками, следует из рейтинга «Инновационный бизнес в регионах России» за 2017 год (подготовлен Российской академией народного хозяйства и государственной службы в партнерстве с Ассоциацией инновационных регионов России). Авторы рейтинга решили определить потенциальные точки несырьевого роста экономики и оценивали условия и результаты развития высокотехнологичного бизнеса в разных регионах. Для оценки использовались абсолютные значения ресурсной обеспеченности и результаты деятельности высокотехнологичных компаний на основе данных государственной статистики.

Более 60% всех финансовых ресурсов страны для вложения в сферу высоких технологий и более 23% кадрового потенциала сконцентрировано в Москве. На Москву, Санкт-Петербург и Республику Татарстан приходится около 34% всего вклада инновационного бизнеса и более 37% ресурсов.

В Москве, Санкт-Петербурге и Московской области сконцентрированы и самые сильные учебные заведения. Там находится половина из 24 российских вузов, вошедших в рейтинг QS World University Rankings за 2018 год, и 12 из 27 российских вузов, представленных в рейтинге Times Higher Education World University Rankings.

Человеческий капитал

Основной драйвер появления инновационных предприятий — уровень человеческого капитала в регионах, то есть наличие квалифицированных сотрудников и организаций высшего образования, считает Микаэль Фрич, профессор Йенского университета им. Фридриха Шиллера (Германия). Важно, в частности, качество подготовки инженеров и профессионалов естественно-научного профиля, добавляет он. Для развития цифровой экономики, безусловно, нужна современная инфраструктура, а также поддержка образования по естественно-научным, инженерным, ИТ и медицинским направлениям, соглашается Алина Зоргнер, профессор Университета Джона Кэбота (Рим, Италия).

Шесть из восьми российских университетов, попавших в предметный рейтинг QS за 2017 год по направлению «инженерное дело и технологии», расположены в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге. Там же находятся пять из семи отечественных участников рейтинга по естественно-научному направлению. «Наличие университетов и институтов может способствовать сотрудничеству с предприятиями для выполнения НИОКР, а также открывает бизнесу доступ к научно-исследовательскому оборудованию», — добавляет Микаэль Фрич.

Только четыре из 24 вузов России получили в рейтинге QS баллы по критерию «академическая репутация», еще хуже ситуация с цитированием на одного научно-педагогического сотрудника. В среднем российская наука не заметна на международной арене, исключение составляют исследования по направлениям «инженерное дело и технологии» и «естественные науки». Хотя ключевые области науки сильны, этого недостаточно — для инноваций необходимы также развитые бизнес-навыки.

042.png
Распределение ресурсов высокотехнологичных компаний по регионам

Финансирование исследований сокращается. В 2016 году расходы федерального бюджета на гражданскую науку упали до 261,2 миллиарда рублей (2,04% бюджета), годом раньше они достигали 439,4 миллиарда, следует из данных статсборника НИУ ВШЭ «Индикаторы науки». Такой спад произошел преимущественно из-за урезания ассигнований на прикладные научные исследования с 319,2 миллиарда рублей до 155,4 миллиарда (0,83%). Увеличению бюджетов могла бы способствовать кооперация с бизнесом.

Объединить усилия

Одним из ключевых факторов для создания благоприятных условий развития инновационного бизнеса авторы рейтинга называют развитую кооперацию. Они оценили потенциал формирования кластеров. Развитие кластеров важнее субсидий, считает президент ВШЭ в Санкт-Петербурге Александр Ходачек.

Масштабных инвестиций такая деятельность не требует, а результат может быть существенным. Полномочия региональных чиновников ограниченны — у них нет возможности тратить средства на предприятия, которые им не подчиняются.

Например, в Санкт-Петербурге действуют фармацевтический кластер (164 участника), кластер производителей средств электронно-вычислительной техники, Арктический территориальный инновационный кластер, в состав которых входят также предприятия из других регионов. Городские власти создали инфраструктуру поддержки — центры кластерного развития, прототипирования и другие.

043.png
Распределение результатов развития высокотехнологичных компаний

В Республике Татарстан развивается ИT-город Иннополис, занимающий 1,2 тысячи гектаров, сеть технопарков, действуют ЗАО «Инновационно-производственный технопарк „Идея“», ИT-парк, технополис «Химград». Доля инновационной продукции в общем объеме промышленного производства республики выросла с 15% в 2011 году до 25% в 2015 году, когда была принята стратегия развития Татарстана до 2030 года. Документ предполагает увеличение роли инноваций и модернизации как базовых инструментов экономического развития на фоне снижения многих традиционных факторов роста, в том числе низкой стоимости рабочей силы.

В целом по стране предприятия не могут похвастать развитыми кооперационными связями. По данным статистического сборника НИУ ВШЭ «Индикаторы инновационной деятельности», в 2015 году (более поздних данных нет) 43% добывающих предприятий разрабатывали технологические инновации в основном силами других организаций, 33,9% — совместно со сторонними предприятиями. На собственные силы в разработке инноваций чаще всего полагаются обрабатывающие производства, предприятия связи, ИТ и строительства.

По словам Александр Ходачека, инно-вациями больше всего занимаются предприятия, связанные с экспортом углеводородного сырья, а также военно-промышленный комплекс, много разработок из которого

постепенно переходит в гражданский сектор. Кроме того, инновации активно внедряются в фармацевтике и ЖКХ, где есть заинте-ресованность в предупреждении аварий и учете, но это очень узкий сектор, полагает он.

Не только деньги

Даже наличие финансовых ресурсов, предназначенных для инвестирования в высокотехнологичные компании, не гарантирует, что регион сможет предложить конкурентные условия для инновационных компаний. Татарстан, будучи одним из лидеров рейтинга, обладает большим объемом денежных средств для поддержки высоких технологий. В Тюменской области сопоставимые финансовые возможности, но она попала лишь в топ-20, уступив, в частности, Красноярскому, Пермскому краю, Башкортостану и Новосибирской области. Это объясняется различиями в институциональной среде, которую авторы рейтинга измеряют количеством рыночных институтов и качеством регулирования бизнеса.

По мнению Микаэля Фрича, налоговые льготы, гранты и субсидии не так важны, как доступ бизнеса к средствам государственных или частных инвестиционных фондов. Считается, что силы рынка неспособны обеспечить стартапы необходимыми финансовыми ресурсами даже при наличии частных венчурных фондов. Поэтому правительства должны создавать государственные фонды для поддержки высокотехнологичных компаний, добавляет он.

Россия не может похвастаться активным участием фондов в развитии инноваций, следует из сборника «Индикаторы инновационной деятельности». Производственные и добывающие предприятия полагаются преимущественно на свои средства — 69,3% инвестиций в технологические инновации сделаны за счет бюджетов компаний, 9,9% финансировались из федерального бюджета и лишь 0,3% — из регионального. Венчурные фонды практически не вкладываются в отечественный бизнес — их доля в общем объеме затрат на технологические инновации близка к нулю. В секторе связи, ИТ и строительстве ситуация не лучше.

Вместо того чтобы поддержать бизнес венчурных инвесторов, чиновники продолжают разрабатывать новые льготы, субсидии и аналогичные меры.

По словам партнера практики «Стратегическая и операционная эффективность» АО «НЭО Центр» Александра Ракши, самые слабые инструменты поддержки инновационных компаний — субсидии и налоговые льготы (региональные). Лучше всего действуют, по его словам, комплексные меры, предполагающие доступ к инфраструктуре (бизнес-инкубаторы, технопарки), а также акселерация — обучение и трекинг, менторская поддержка. Кроме того, важно финансирование на различных стадиях: гранты, займы, капитал, оплата профессиональных услуг консультантов.

«Самые эффективные методы — специальные режимы льготного налогообложения, антимонопольное регулирование, защита интересов бизнеса и специальные финансовые механизмы, в том числе в виде льготного кредитования и государственных гарантийных продуктов», — оппонирует руководитель проектного департамента ИT-компании Bell Integrator Михаил Лапин.

«С субсидиями и грантами все немного сложнее — так как это бюджетное финансирование, его необходимо контролировать на всех уровнях, что ведет к увеличению бюрократии», — признает он.

Не подарить, а одолжить

В период экономического роста регионы соревновались в разнообразии мер поддержки. Когда денег стало меньше, отношение к такой политике поменялось. «На сегодняшний день существует более 20 различных мер господдержки, которые в разной степени показали свою эффективность. Не вижу резона в их бесконечном расширении, нужно отбирать самые эффективные и масштабировать их в рамках бизнеса», — полагает Михаил Лапин.

По словам Александра Ракши, характер поддержки начал меняться: раньше превалировали меры, связанные с невозвратными формами финансирования и поддержки инноваций (гранты и субсидии), а в 2017 году наметилась тенденция к переходу на возвратные формы: займы, кредиты, вхождение государственных структур в капитал проектных компаний и другие меры, в том числе институциональные, а не точечные действия.

Эффективность возвратных мер поддержки во многом зависит от делового климата. Если частный капитал не инвестирует в российские стартапы, вряд ли государственные инвестиции окажутся успешными. «Регионам следует развивать культуру, ориентированную на позитивное восприятие инноваций и предпринимательства. Например, снижая риски предпринимательства за счет совершенствования законодательства и обеспечения предсказуемости его изменений», — замечает Алина Зоргнер.

«Бизнес в сфере высоких технологий предполагает долгосрочные инвестиции, сегодня российские предприниматели предпочитают вкладывать деньги только в понятные проекты, без этапа НИОКР и с коротким сроком возврата — один—два года», — говорит Алмаз Бекбаев, директор компании «Медтехнопроект», которая производит сосудистые протезы.

Чтобы привлечь в науку частные инвестиции и создавать инновации, нужно получить гарантии государственной поддержки этих проектов, добавляет он, уточняя, что на начальных этапах это может быть госзаказ, помощь в сертификации, предоставление налоговых льгот.

Хорошей поддержкой для инновационного бизнеса мог бы стать стабильный бизнес-климат, говорит Алмаз Бекбаев.

045.png

Региональной оценки качества законодательства нет. Если же обратиться к международным исследованиям, то станет ясно, что нормативно-правовая среда — одна из самых проблемных зон российского бизнеса. Всемирный банк в своем докладе «Качество государственного управления» (World Governance Indicators) за 2016 год указывает, что качество российского законодательства находится на уровне беднейших стран мира. Россия уступает даже бывшим постсоветским государствам — Киргизии, Азербайджану, Казахстану и другим.

Качество российских законов слабо стимулирует частную инициативу, поэтому государство пытается делать то, с чем успешно может справиться бизнес. Федеральные институты развития активно идут в регионы в поисках качественных проектов и инициатив рассказывает Александр Ракша. В качестве примеров таких инициатив он называет, в частности, создание «Точек кипения» АСИ, института региональных менеджеров Внешэкономбанка. По словам и.о. министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Сергея Федорчука, бизнес-инкубаторы и управляющие компании получают субсидии, которые возмещают им часть затрат и тем самым позволяют предлагать свои услуги инновационным компаниям по ценам ниже рыночных и предоставлять в аренду имущество на льготных условиях. Таким образом предприятия получают доступ к современной инфраструктуре.

Комплексный подход

В большинстве регионов плохо развиты факторы инноваций — наука и ее кооперация с бизнесом, немного там и инвестфондов, готовых вкладываться в стартапы. Эти проблемы будут обостряться. По словам Алины Зоргнер, основной вызов, с которым сейчас столкнулись предприниматели, — внедрение цифровых технологий, искусственного интеллекта и пр. Без должных стимулов и возможностей проявить себя вряд ли можно ожидать большого успеха предпринимателей. «Ни один регион не может самостоятельно создать всю инфраструктуру поддержки инноваций, которая полностью удовлетворила бы потребности проектных компаний и команд. Технологии и конкуренция на рынках инноваций носят глобальный масштаб, поэтому регионам целесообразно встраивать свои программы и инфраструктуру поддержки в единую государственную систему поиска и выращивания инноваций», — резюмирует Александр Ракша. Таким образом, пока успех перехода к цифровой экономике скорее в руках чиновников, чем у бизнеса. Доля добывающих и производственных компаний, осуществляющих технологические инновации, не растет уже десять лет. В секторе ИТ и связи этот показатель постепенно снижается с 2005 года.

Понравился материал? Поделитесь с коллегами

Обучение

Всегда рассматриваются актуальные темы. Отмечается высокий профессионализм лекторов и сотрудников.
Начальник бюджетного департамента Министерства финансов Астраханской области Моисеева О.А.

Спасибо за оставленую заявку!
Менеджер свяжется с Вами
в ближайшее время.